Вторник, Апрель 24ОПОРА - Пензенское региональное отделение

В Пензе квотировали заключенных

Работодатели должны будут принимать на работу бывших осужденных

В Пензенской области работодатели будут обязаны принимать на работу бывших заключенных. Вчера законодательное собрание области приняло региональный закон, согласно которому квота на прием экс-заключенных для предприятий, где работает от 35 до 100 человек, составит одно рабочее место, а для более крупных компаний — 1 % от среднесписочной численности работников. В региональном правительстве считают, что это будет способствовать социальной адаптации бывших заключенных и снизит уровень рецидивной преступности в регионе. Предприниматели считают, что с исполнением закона будут проблемы. Аналитики считают закон спорным и не исключают возможности его отмены в случае обращения заинтересованных сторон в суд.

Во вторник, 28 марта, прошло заседание законодательного собрания Пензенской области, на котором депутаты приняли закон «О квотировании рабочих мест для лиц, освобожденных из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, проживающих в Пензенской области». Закон, вступающий в силу 1 июня, устанавливает квоты для приема на работу бывших заключенных. Так, на предприятиях с численностью работников от 35 до 100 человек вводится квота в одно рабочее место. Для компаний, где работает более 100 человек, устанавливается квота в размере 1 % от среднесписочной численности работников. При расчете количества квотируемых рабочих мест округление их числа производится в сторону уменьшения до целого значения», — говорится в законе. Работодатели ежемесячно должны будут предоставлять службам занятости информацию о наличии свободных рабочих мест по квоте. От введения квоты освобождаются «общественные объединения инвалидов и образованные ими организации».

Закон был внесен в заксобрание губернатором области Иваном Белозерцевым. В пояснительной записке говорится, что документ позволит обеспечить «дополнительные гарантии права на труд и социальную защиту от безработицы» для бывших заключенных, которые испытывают трудности в поиске работы. «Неконкурентоспособность на рынке труда данных категорий лиц осложняeт их трудоустройство. Трудовые коллективы зачастую не желают принимать на работу ранее судимых лиц не только из-за сокращения рабочих мест, судимости, но и в связи c их невысокой квалификацией», — говорится в пояснительной записке. Там же приводится статистика: ежегодно в службы занятости обращается более 100 «ранее судимых лиц», из них удается трудоустроить лишь 30 %, тогда как общая численность граждан, устраивающихся на работу через биржу труда, превышает 70 %. «Основными причинами низкого трудоустройства являются отсутствие мотивации к труду, отказ работодателя из-за недостаточной квалификации гражданина либо отказ гражданина по причине поиска работы c более высокой оплатой труда», — уточняется в документе.

По задумке авторов закона, введение квоты позволит эффективно решить вопрос о трудоустройстве бывших заключенных, а также станет профилактикой рецидивной преступности. Отмечается, что принятие закона не потребует дополнительных трат из регионального бюджета и не приведет к ухудшению экономического положения субъектов малого и среднего предпринимательства, так как трудоустройство «предполагается на вакантные места». Подобные законы, отмечают в облправительстве, приняты в ряде других регионов РФ, в том числе в Липецкой, Оренбургской, Саратовской областях.

Председатель пензенского отделения «Опоры России» Денис Каширов считает, что исполнение закона станет проблемой для предпринимателей. «В данном случае государство вмешивается в дела бизнеса, не понимая его специфики. Например, работодатель — IT-компания, где работает 100 человек, и все — программисты. Вероятность, что они смогут принять и одного бывшего заключенного, очень невелика. Или компания, оказывающая бухгалтерские услуги. Вряд ли она согласится взять на работу осужденного за экономические преступления, — сказал он. — Это очень рискованная группа соискателей. Кого-то могли осудить по ошибке, а у кого-то — особый склад характера. Примешь такого на работу, а потом переживай — вдруг он выкинет какой-нибудь фокус. Предприятиям, которым требуются высококвалифицированные специалисты, проще принять заключенного и платить ему зарплату, но только не видеть его на работе. Это значит плодить „мертвые души“ в экономике». Господин Каширов отмечает, что если в законе не прописаны санкции, то его выполнять никто не будет. «А если начнут штрафовать, это вызовет волну недовольства», — полагает он.

Финансовый аналитик ГК «Финам» Тимур Нигматуллин считает, что принятый закон является достаточно спорным и с высокой вероятностью может быть отменен при обращении заинтересованных сторон в судебные органы на основании того, что он не соответствует федеральному законодательству. «В целом же в этом отношении имеет смысл искать решение по аналогии с действующим законодательством (статья 20 федерального закона от 24.11.1995 № 181‑ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ»), распространив его на бывших заключенных. Согласно этому закону возможен инструмент финансирования рабочего места. Это подразумевает, что работодатель вкладывает денежные средства в создание и оборудование рабочих мест в счет квоты в организациях, которые находятся в собственности общественных объединений (инвалидов). Конечно, это фактически означает значительное падение инвестпривлекательности российского бизнеса для вложений и рост финансовой нагрузки на бизнес, который и так находится под давлением геополитики и сложной экономической конъюнктуры», — сказал он.

Ася Сафиуллина

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/3255461

Поделитесь записью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *